Приказ войскам Донского фронта о недостатках, выявленных в период наступления войск 66-й армии и мерах по исключению их повторения в дальнейшем

№ 0095/оп.

1 ноября 1942 г.

В соответствии с директивами Ставки Верховного Главного Командования № 42983 от 15.10.42 г. и моей директивы № 0056/оп. от 17.10.42 г. в период с 20 по 27.10 проводилась операция 66-й армии во взаимодействии с частями левого фланга 24-й армии.

Основной задачей этой операции ставилось: ударом сильной группировки – прорвать оборонительную полосу противника и стремительным движением в направлении Орловка соединиться с войсками Сталинградского гарнизона и, тем самым, облегчить создавшееся к этому времени тяжелое положение в Сталинград.

Ударная группа 66-й армии была в составе: пяти стрелковых дивизий (в том числе четыре свежих), трех танковых бригад, сильной группы артиллерии и гвардейско-минометных частей. Плотность артиллерии была доведена до 24 орудий на 1 км фронта. Вся фронтовая авиация работала по обеспечению наступления этой ударной группы.

У противника на этом участке фронта оборонялись всего до двух полков 60 и 3 мд значительно потрепанные в предыдущих боях. Таким образом, было достигнуто несравненное превосходство над противником в живой силе и технике. Казалось, были созданы все условия для полного выполнения поставленной задачи в срок, тем не менее армии этой задачи не выполнили.

В период этого наступления в действиях наших войск (особенно пехоты) выявлены крупные недочеты, выражавшиеся в следующем:

1. Пехота —

а) Бой в звене рота-батальон и полк организуется плохо, командиры подразделений и частей по существу боем не управляют;

б) Пехота не использует периода артиллерийской и авиационной обработки переднего края обороны противника для сближения с ним к непосредственному броску в атаку. После обработки переднего края противника огнем артиллерии, минометных частей и авиацией – пехота подвигается неуверенно, неорганизованно, без надлежащего порыва, давая возможность противнику восстанавливать систему огня;

в) Подразделения пехоты наступление ведут в густых боевых порядках и во время обстрела противником, вместо расчленения, еще больше скучиваются;

г) Перебежки, переползание и самоокапывание в роте, взводе и отделении совершенно не применяются, сочетания огня с движением нет;

д) Пехота при продвижении, а также при залегании огня из станковых, ручных пулеметов и винтовок не ведет. Не применяя столь сильного средства, как огонь пулеметов и винтовок, пехота несет исключительно большие потери, предоставляя возможность противнику расстреливать ее безнаказанно;

е) Вместо быстрейшего преодоления участков, обстреливаемых артиллерийским, минометным и пулеметным огнем противника, пехота залегает и длительное время находится под губительным огнем, облегчая этим противнику пристрелку и применение массированного огня;

ж) Совершенно не применяется огонь пулеметными батареями, хотя местность представляет возможность применения с большим эффектом этого способа ведения огня;

з) Стрельба пулеметных батарей (групп станковых пулеметов) с закрытых и полузакрытых позиций, при помощи квадранта-угломера, совершенно не практикуется;

и) Снайперский огонь из винтовок и ручных и станковых пулеметов при наступлении не ведется.

2. Танки —

Четкого взаимодействия пехоты с танками организовано не было. Пехота не следовала в атаку непосредственно за танками, а танки, чтобы не отрываться от пехоты, были вынуждены ограничиваться ведением огня с места.

Танковые экипажи оказались необученными стрельбе с хода.

3. Артиллерия —

Вследствие слабой организации артиллерийской разведки и недостаточно густой сети наблюдения артиллерия в большой мере ведет огонь, как в период артподготовки переднего края обороны противника, так и в процессе боя, по площадям, а не по конкретным целям. Это снижало эффективность огня и позволяло противнику сохранившимися огневыми средствами расстреливать нашу пехоту и танки.

4. Гвардейско-минометные части —

Наиболее интенсивный огонь ГМЧ давали только до начала атаки пехоты. В процессе боя, вследствие того, что не все дивизионы имели передовые НП и недостаточно четкого взаимодействия с общевойсковыми и артиллерийскими начальниками, огонь гвардейско-минометных частей ослабевал и становился менее эффективным.

5. Авиация —

В целом соединения и части авиации в этой операции действовали удовлетворительно. Однако еще имеет место потеря ориентировки отдельными экипажами и даже группами, только поэтому был случай удара по нашим войскам.

6. Дисциплина во всех частях продолжает оставаться на крайне низком уровне, вследствие чего командиры оказались не в состоянии в нужный момент поднять и направить в атаку свои части и подразделения.

Чрезвычайно низкая дисциплина среди войск, находящихся на фронте, приводит к большим потерям людского состава, даже тогда, когда части не ведут наступательных операций. Войска плохо маскируются, целыми толпами бродят в сфере огня противника, скапливаются в балках, обстреливаемых артиллерийским и минометным огнем, движением по открытой местности к НП и КП обнаруживают их расположение и этим позволяют противнику обрушиваться на них артиллерийским огнем и воздействовать авиацией; при появлении самолетов противника не укрываются, применяясь к местности, а, наоборот, превращаются в зевак, демаскируя свое расположение.

Все указанные выше недочеты приводят к тому, что войска несут исключительно большие потери и, несмотря на свое подавляющее превосходство перед противником, в наступлении не выполняют поставленных перед ними задач.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Всему командному и политическому составу всеми мерами добиться того, чтобы в дальнейшем не повторялись имевшие место ошибки при наступательных действиях войск.

2. С начальствующим составом всех степеней изучить приказы НКО № № 306 и 325 и приступить к немедленному обучению войск в разрезе требований этих приказов. В частях и соединениях, находящихся во вторых эшелонах и в резерве, вести систематические занятия по боевой подготовке.

В ходе обучения добиваться:

а) От пехоты – четкого сочетания огня с движением; коротких, но стремительных перебежек; правильного переползания и обязательного самоокапывания на промежуточных рубежах. Путем привлечения танков и артиллерии четко отработать вопросы взаимодействия практически на местности.

Научить пехоту занимать исходное положение, вести сближение с противником и добиться стремительных бросков в атаку.

Обратить особое внимание подготовке войсковых разведчиков, прививая им необходимые качества – решительность, смелость и сообразительность. Лучших разведчиков иметь на особом учете и за хорошее выполнение задач щедро поощрять.

б) От артиллерии – ведения прицельного огня по выявленным точкам и четкого взаимодействия на поле боя с пехотой и танками. Научить артиллерийских начальников управлению огнем артиллерийских групп ПП и ДД.

в) От танковых частей – четкого взаимодействия с пехотой и артиллерией на поле боя. Обучить экипажи ведению стрельбы с хода и тактическому маневрированию подразделений и отдельных танков на поле боя.

3. Всеми мерами повысить дисциплину войск. Решительно устранить разгильдяйство, существующие среди войск, находящихся на фронте, применяя при этом самые суровые меры к виновникам, вплоть до предания суду. За потери в людском составе, понесенные по причине плохой дисциплины на фронте, отвечает командир, не сумевший властно потребовать от подчиненных точного соблюдения установленного порядка и выполнения приказа. Такой командир в первую очередь и должен быть наказан.

4. О принятых мерах военным советам армии донести Военному совету фронта к 5.11.42 г.

После проработки и изучения настоящий приказ вернуть в штаб фронта к 15.11.42 г.

КОМАНДУЮЩИЙ ВОЙСКАМИ ДОНСКОГО ФРОНТА
генерал-лейтенант Рокоссовский

ЧЛЕН ВОЕННОГО СОВЕТА ДОНСКОГО ФРОНТА
бригадный комиссар Кириченко

НА ЧАЛЬНИК ШТАБА ДОНСКОГО ФРОНТА
генерал-майор Малинин

ЦАМО, ф. 206, оп. 268, д. 2, л. 44-49. Подлинник.

вернуться в список



© Сайт разработан МБУ «Городской информационный центр».