Докладная записка ОО НКВД СТФ в УОО НКВД СССР
«О недочетах в существующей системе продовольственного снабжения войск действующей армии»

27 октября 1942 г.

Заместителю наркома внутренних дел СССР
комиссару государственной безопасности 3 ранга тов. Абакумову

Многочисленные сигналы, поступившие от особорганов фронта, о фактах плохого обеспечения питанием личного состава частей, поставили перед Особым отделом фронта задачу — изучить причины, порождающие срывы и несвоевременное обеспечение питанием военнослужащих передовых частей, главным образом рядового состава.

Из полученных материалов видно, что существующая система продовольственного снабжения войск действующей армии в ряде случаев является тормозом нормального обеспечения продовольствием частей, что, в свою очередь, отрицательно отражается на ходе боевых операций.

Установленная приказом НКО № 312 система снабжения рассчитана на образцово организованный и налаженный процесс снабжения и его технического оформления (своевременная отчетность, получение и выдача продовольственных аттестатов, прикрепление к определенным складам, столовым и т.п.), что в условиях боевых действий не всегда представляется возможным это сделать.

Такие части, как отдельные бригады, артиллерийские и минометные полки и даже дивизии, которые в ходе боевых операций перебрасываются с одного участка фронта на другой, часто не могут своевременно оформить прикрепление и открепление на снабжение, а это приводит к тому, что части, выполняющие большие, подчас решающие боевые задачи на определенном участке фронта, по несколько дней не снабжаются продовольствием. (186 и 507 истребительно-противотанковые полки, 1159 артполк, 140 минометный полк и многие другие), а большинство работников продовольственных отделов армий и фронта, в первую очередь, обращают внимание на формальную сторону дела — на документ и менее всего думают об обеспечении питанием бойцов и командиров, находящихся на передовой линии фронта. В связи с чем, в таких случаях, нередко красноармейцы переходят на самоснабжение, просят у местного населения кусочки хлеба, собирают в огородах овощи или получают от довольствующих органов не то, что им положено — муку или зерно.

13 сентября, в районе Даргоры (Сталинград), куда был направлен основной удар противника, прибыли на подкрепление артиллерийские части. Бойцы 84 артполка прямо на передовой, во время отражения огнем наступающего врага, организовали выпечку лепешек из муки на раскаленных жестянках, в исключительно антисанитарных условиях. Такое положение на фронте можно встретить во многих частях.

В результате указанного, в ряде мест казенно-бюрократического отношения к делу некоторых работников интендантства, части и соединения часто остаются без продуктов, без питания, что вызывает различного рода отрицательные проявления и настроения среди бойцов и командиров, отражающиеся на боеспособности той или другой части.

Например, красноармеец пулеметной роты 1 батальона 1045 сп, 284 сд (62 армия) Агапов в письме к своему отцу, 26 сентября, писал: “...Нахожусь в очень плохом положении. Вот уже 3 дня, как я не кушал. Немец очень сильно бомбит, а я лежу в окопе голодный, на спине пулемет, стрелять нет сил, хочется кушать и кушать...”.

1 и 2 октября, вновь прибывшее пополнение в 15 Гв. сд (57 армия) не было обеспечено питанием только потому, что на него не были своевременно получены продукты, так как аттестаты проходили по разным инстанциям несколько дней, в связи с этим бойцы проявляли открыто свое недовольство.

Так, красноармеец Кирилов заявил: “...Нас здесь не кормят, погибнешь не от пули, а от голода...”.

Красноармеец Мернуц писал своей жене: “...Марта! Как я сегодня проживу день — не знаю. Пошел позавтракать, не хватило и так бывает часто. Как видишь, кормят нас “хорошо”. А в АХО такие морды сидят, что орудия на фронте могли бы тягать. Они заведуют, один маслом, другой сахаром, третий спиртом. В военторге еще проще: там вся “своя” компания, все ходят в синих брюках с окантовкой, с блестящими воротничками, умываются туалетным мылом, ходят в носках, а здесь портянок негде достать, все у тебя в дырах и голоден, как волк. После войны работники АХО и военторгов будут жить, а мы наверное опять будем получать паек...”.

В группе бойцов 612 ИПТАП (64 армия), выражая свое недовольство питанием, красноармеец Белоусов говорил: “...С питанием у нас дело неважное, все время дают одну пресноту, то кормили галушками, а теперь перешли на сечку. Хозяйственники не заботятся о бойце. Продукты на каждом пункте выдачи “усыхают” и пока дойдут до красноармейца, нормы уже нет...”.

Присутствующий здесь же красноармеец Лопатин сказал: “...Такие продукты, как консервы и масло, бойцы не видят. В тылу говорят, что это все для фронта, а теперь я вижу сам, что красноармейцу, как здоровому, так и больному, масло не положено, его едят другие...”.

Красноармеец 149 ОСБр (62 армия) Абросимов пишет своей жене, в Мордовскую АССР: “...Я нахожусь на волоске от смерти. Сегодня, 15 октября, все кишки перевернуло и сильно рвало. Вся причина в этом — проклятые галушки, да каша из пшеницы. Лучше быть голодным, но не есть эту пищу. Вдобавок к этому стали давать муку, вот и представь себе, что мы кушаем...”.

Совершенно не учтены приказом НКО № 312 и такие случаи, как обеспечение продовольствием выводимых из боя остатков частей и подразделений (где, зачастую, нет никого из командиров), военнослужащих, выходящих из вражеского окружения. Такие факты в условиях Сталинградского фронта многочисленны Эта категория военнослужащих неделями и более питается тем, что находит на колхозных полях и огородах, или существует за счет подачек местного населения.

В штабы армий и фронта, из частей и соединений, находящихся на передовой линии, по различным служебным вопросам ежедневно приезжает значительное количество лиц начальствующего состава, и все эти люди, как правило, не имеют возможности даже пообедать, так как имеющиеся у них талоны на питание действительны только по месту их службы, несмотря на то, что им иногда приходится оставаться на продолжительное время и не получать питания ни здесь, ни по месту своей службы.

То же самое получается и с рядовым составом, командируемым по заданиям, посыльными, дежурными, связными, выделяемыми в другие части.

Кроме того, даже те военнослужащие, которые имеют при себе продаттестаты, также не берутся хозяйственниками на довольствие в других частях потому, что по их аттестатам продсклады продуктов не отпускают, так как каждая часть, учреждение получают продовольствие по количеству лиц, находящихся на штатной службе.

К изложенным выше недочетам в системе обеспечения продовольствием войск, относится и существующая неразбериха и беспорядок в прикреплении частей (армий) к продскладам, которая приводит к тому же, что части и соединения, находящиеся вблизи от продскладов, оказываются неприкрепленными к ним. Особенно остро сказывается это на частях, прибывающих вновь на фронт, которые на марше задерживаются больше срока, чем были получены ими продукты, к тому же такие части передаются из одной армии в другую, еще находясь в пути, и о снабжении их никто не заботится (7 стр. корпус, октябрь 1942 г., и многие др.).

В результате работники продснабжения разъезжают от одного склада к другому, за сотни километров, посылая напрасно транспорт и часто возвращаясь без продуктов.

На Сталинградском фронте, изложенное выше относится больше всего к частям 62 и 64 армий, которые за последние два месяца, почти целиком, сменяли свой состав, производили частые перегруппировки, переходили из одной армии в состав другой, а работники интендантской службы не управлялись перестраиваться и быстро организовывать снабжение войск на новом месте.

В таких случаях проходило по несколько дней, пока добивались прикрепления к другому продскладу, получали и доставляли продукты на передовые позиции, а личный состав все это время пищи не получал.

К недочетам в самой системе снабжения следует указать и на плохую работу интендантской службы фронта и армий, по вине которой многие части систематически недополучают продукты.

Например 56 ТБр (64 армия) только в сентябре недополучила мяса 2672 кг, жиров 1447 кг, макарон 862 кг, крупы 868 кг, сахара 719 кг.

Аналогичные факты имеют место в каждой армии фронта.

За срыв снабжения продовольствием личного состава и саботаж, отстранены от должностей ряд ответственных командиров и начальников интендантства.

Так, по нашей информации, приказом Военного совета фронта № 017 от 24.IX.42 г. снят с занимаемой должности и отдан под суд начальник продотдела 64 армии, подполковник интендантской службы Благовещенский, арестован Особым отделом начальник АХО штаба 62 армии, интендант 3 ранга Лузин, отстранены от должностей и отданы под суд интендант 13 Гв. сд, начальник продотдела 62 армии и другие.

В целях улучшения продснабжения войск и отдельных военнослужащих действующей армии, считал бы целесообразным:

1. Отпуск продовольствия частям и соединениям производить в любом складе, по соответствующему требованию командиров частей, находящихся в данной армии или прибывающих на фронт, установив более строгий контроль за получением и расходованием продуктов в дивизиях, полках и подразделениях.

2. Установить такой порядок, чтобы каждый красноармеец, каждый командир, выполняющий служебное задание, мог получать пищу там, где бы он ни находился, для чего ввести единые талоны для командно-начальствующего состава и отдельно для бойцов, при выбытии их за пределы части.

3. Обязать командиров дивизий, бригад, полков обеспечивать питанием, наравне с бойцами и командирами своего соединения, прибывших в их части военнослужащих, выходящих из вражеского окружения, и подразделений, выведенных из боя.

4. Приблизить к фронту (армиям, дивизиям) продовольственные летучки, в которых иметь необходимый запас продуктов.

Об изложенном сообщено Военному совету фронта.

Селивановский

ЦА ФСБ РФ, ф. 14, on, 4, д. 418, л. 19-21 об. (подлинник)

вернуться в список



© Сайт разработан МБУ «Городской информационный центр».