Сообщение 2-го спецотдела НКВД СССР Л. Берии и В. Абакумову
о результатах работы отделения ВЦ 64-й армии

4 сентября 1942 г.

Отделением военной цензуры при военно-почтовой базе литер “ВА” за время с 16 по 22 августа, среди просмотренной корреспонденции от бойцов, командиров и политработников 64-й армии Сталинградского фронта, отмечены письма с высказываниями о плохой организации боя, недостатке боеприпасов и вооружения, слабой активности нашей авиации и недовольстве комсоставом.

Выдержки из писем приводим.

“...Плохо в том, что нет порядка ведения войны, от которого зависит победа. Пехота его нам не страшна, но он бомбит с воздуха по целому часу и пускает в бой много танков, в это время воздух дышит звуками моторов и кусками стали, просто голову нельзя поднять, а людей набрали ты сама знаешь каких. Командиру приходится командовать и самому идти вперед, очень много выходит из строя командиров, большинство раненые. Когда нет авиации противника, мы имеем каждый день успех, а с появлением авиации мы теряем эти успехи...”. Док. “К” (от Посуконько Н.И., из ППС 1489, штаб дивизии — в г. Ворошилов Приморский, ул. Калинина, 24, Статьевой М. С.)

“...Нам говорят на второй фронт не рассчитывайте и не надейтесь, а разгромить немцев мы должны своими собственными силами. У немцев до черта техники. Автоматчики, мото-мехпехота, танки, авиация и пр. У них на передовую солдат подбрасывают на машинах и прямо с машины идут в наступление, наша пехота совершает броски пешком и в бой подчас вступает усталая, ослабевшая. Отсюда у них большая маневренность. В этом отношении у нас улучшилось по сравнению с 1941 годом, но еще не везде, по-моему в нашей армии еще много предательства, ибо не могло так быть, за несколько дней отбросили нас от Харькова за Ростов, почти к Сталинграду, Черкесску, Майкопу, Краснодару. Возвратить это труднее, чем было удержать. Обстановка накалилась...”. Док. “К” (от Нефедова В.Ф.,из ППС 1487,372 ОСЕ— в Пензенскую обл., Н-Ломовский р-н, ст. М.Мизкасс школа, Шишкиной А. И.)

“...В последних боях меня разочаровала своя часть, нет той боевой, которой она была сначала. Под Керчью и то лучше было, или это потому, что новые командиры, но последний бой проиграли, т.к. плохо были расставлены кадры. Могли не 1000 разбить, а 2-3-4 такие там возможности были... Николай служит в такой части, которая не воюет, а только обживается, хуже того, Николай в этот бой сбежал. Ихняя часть обслуживает начальство, ты сама знаешь, это не вояки...”. Док. “А” (от Русинова В.И., из ППС 758,1 отд. стр. б-н — в г. Горький, Горьк. обком ВКП(б), отд. кадров, Русиновой Е.А.)

“...Опишу бездарное наше положение. До фронта доехали с горем пополам, по приезде на второй день вступили в бой с немецкими танками и пехотой, и мы были разбиты вдребезги, немного осталось от дивизии. Наше подразделение в 120 человек было вооружено десятью винтовками, осталось в резерве, но попали в окружение танков и чуть не погибли, удалось выбраться. Сейчас дивизия вновь формируется, стоим от фронта км 13... Никогда бы нас немцы не победили, если бы у нас не было продажи, часто посылают в бой с голыми руками, такая участь постигла не только нашу дивизию, но и другие. Люди голодные, измученные походом вступают в бой с голыми руками. Вот как мы воюем... Положение наше неважное... Писать есть много кой-чего, но нельзя. Настроение чертовски плохое... Немец воюет не считается, по одному человеку бьет из пушки, а нам на человека жалко пулеметной очереди. Враг силен, как его одолеть — вопрос. После разгрома дивизии меня причислили к пехоте, полевой хлебозавод...”. Док. “К” (от Трушкова Я.А.,из ППС 1489,358 ПАХ- в ДВК, Уссурийская обл., cm. Свиягино, Ухань И.П.)

“...Сегодня весь день авиация немчуры не давала никакого покоя, хоть зарывайся на 100 — 1000 метров, а достанет. Наших самолетов не видно было целый день, и это не только сегодня, но было вчера и будет завтра. Нет никакого сопротивления, что хотят, то творят с наземными войсками... Ведь до чего дошло, что летчик из нагана бьет по пехоте, насколько они не боятся и как низко приземляются. Как не замаскируй окоп — все видит... Ой, сколько сегодня на нашем направлении было самолетов, это ужас и главное то, что одна партия уходит, а другая приходит. Ну где наши самолеты, почему они нам не помогают?..

...На нашем участке идут ожесточенные бои и не помогают “Сталинские соколы”. На нашем Котельниковском направлении идут уже больше недели упорные бои с танками и мотопехотой. Их силы превосходят наши в три раза на этом участке...

...Да, если бы в тот момент, когда мы перешли в наступление, пришли бы на помощь наши самолеты, то конечно немца бы погнали, как Сидорову козу... Только одно утешение, когда заговорит “Катюша”, уж тут-то она дает перцу немчуре. Только из-за нее спасение...”. Док. “К” (от Квасова Г., из ППС 1728, 265 истреб. противотанковый д-н— в Омскую обл., Абатский р-н, Ленинский с-з, Квасовой А. Ф.)

“...Немецкие самолеты обстреливают наши войска и мирное население в тылу. Они летают низко, как хозяева, а наших почему-то нет, а если появляются, то очень редко, а когда надо — их нет...”. Док. “А” (от Голодова, из ППС 758, ОБС, ш/кабельная рота— в Саратовскую обл., ст. Красный Кут, Кладбищенская, 1, Голодовой Е.)

“...Сейчас нашу роту влили в 10 АТБ, прибывший из Москвы, богадельня, а не батальон, в нашей роте тоже плохие дела. Много наших “ЗИСов” сгорело, запасных частей нет...”. Док. “А” (от Глухарева В.Н., из ППС 1576, САТБ— в ППС 2023, 838 АТБ, Белохину М.)

“...В августе 1942 г. на нас наступали 68 фашистских танков, они наводили на трусов ужас и заячья душенька трусов — командира и комиссара нашей части не выдержала, они скрылись с поля боя. Мы остались без руководства. Тогда я пригласил к себе командира б-на тов. Овчаренко, предложил ему командование частью, а сам взял на себя комиссарство, часть была спасена. Люди не дрогнули. За 5 дней 12 атак танков были отбиты с большими потерями для немцев. Мы полностью сохранили своих людей...”.Док.“А” (от Корамолиева В.П., из ППС 1705— в Узбек. ССР, г. Фергана, ул. М. Горького, 22, Удиловой Т.В.)

“...У меня слабо развиты организационные способности, этот недостаток много сыграл в происшедших событиях. Еще неделю назад я был так душевно истерзан, что у меня едва-едва остались моральные силы. Я метался из угла в угол, от дела к делу под давлением сознания огромной ответственности и необходимости быстро и решительно действовать, и я ничего не сделал. Отсутствие опыта подвело меня, я был совершенно дезорганизован, спокойствие и разум изменили... Мой начальник был в близком состоянии к моему и на мои вопросы разводил руками. Теперь я спокойнее, но я еще не выздоровел. Если повторится подобное, то для меня это катастрофа. У человека, много потерявшего, появляется тяга к отдыху, во что бы то ни стало с единым руководящим — “все равно”. Этого я страшно боюсь, это равносильно смерти...

Переправа через Дон долго останется в моей памяти. В Дону остались все мои вещи. Мы пока в спокойном месте, следует ожидать опять грозы”. Док. “К” (от Фрид Е., из ППС 1682,штаб 780 ст. п., АХС— в Свердловск,ул. Вейнера, д. 55, ком. 73, Институт металлургии А.Н. СССР, Любимовой Т.Ю.)

И. Штау

ЦА ФСБ РФ, ф. 14, on. 4, д. 913, л.27-31 (подлинник)

вернуться в список



© Сайт разработан МБУ «Городской информационный центр».